» » » Галерея Клио. Тайна Габриэля Грубера

Галерея Клио. Тайна Габриэля Грубера

Галерея Клио. Тайна Габриэля Грубера

Галерея Клио. Тайна Габриэля Грубера

Не стоит удивляться, если вдруг узнаете, что в главной резиденции ордена иезуитов в Риме висят портреты российской императрицы Екатерины II и ее сына Павла и, а между ними - гравюра с барочным силуэтами нашего старинного Полоцка.

 

В 1773 году католический мир содрогнулся. Два с лишним века римские папы называли иезуитов «глазами своего ума», но его святость Климент XIV решил, что прекрасно обойдется и без слишком бдительных глаз. Своим постановлением он отменил Общества Иисуса, как официально назывался орден, и лишил его всего имущества и должностей.

 

Но при чем здесь Полоцк? - Спросите вы. А при том, что за год до упомянутого вердикта состоялся первый раздел Речи Посполитой. В результате Российская империя захватила восточнобелорусских земли и поставила свою пограничную стражу на Двинской правобережье за несколько сотен шагов от Полоцкого иезуитского коллегиума, известного во всей тогдашней Европе.

Габриэль Грубер. Гравюра неизвестного художника начала XIX в.

«Иезуитским монастырь и училище сделайте особо опись, - писала Екатерина генерал-губернатору Чернышеву. - Вы за сими наипаче Недреманное смотреть имеете, яко за коварнейшими из всех прочих латинских орденов ». Казалось, после таких слов членом общества Иисуса оставалось только показать чемоданы. Но муза истории Клио уже пекла на своей кухне один из найзабавнейшых парадоксов эпохи.

На левой стороне Двины, который оставался в Речи Посполитой, королевские ревизоры описывали иезуитские имения. На правом делалось что-то невероятное. Выполняя Царицын наказ, люди Чернышева неустанно следили за отцами-иезуитами и слали в столице империи реляции, но их чтение приносило Екатерине НЕ тревогу, а неприкрытое восхищение.

Полоцкие члены ордена первые присягнули ей и по этому случаю отправили в соборе Святого Стефана великолепное богослужение. Ректор Полоцкого коллегиума Станислав Черневич отправился в Петербург и очаровал всех ученостью и манерами, а полоцкий проповедник Исаак Катэбрынг настолько поразил императрицу красноречием, что получил пожизненную пенсию. «Надо сознаться, что эти мошенники - отличные люди, - записывала Екатерина в своем дневнике. - Нигде: еще не смогли устроитьчто-нибудь подобное их школам ».

Царица прекрасно понимала удобства дружбу с иезуитами. Во-первых, она завоевывала симпатии новых подданных-католиков. Во-вторых, не теряя ни рубля, сохраняла на присоединенных землях высокоразвитую систему образования. Слыша о Полоцке, в Ватикане морщились, словно от зубной боли: где-то там, под крылом православной императрицы, богател и набирал силу запрещен папой орден. Так же вам советуем читать Тайны Мира на сайте mysteryworld.info

Открытая в ноябре 2014 г. мемориальный доска Габриель Грубер на стене одного из корпусов бывшей Полоцкой академии, где сейчас учатся студенты Полоцкого государственного университета. Скульптор Павел Вайницки. Архитектор Вадим Глинник. Фото А. Глинника.

Екатерина дала разрешение открыть в Полоцке навицыянт для подготовки иезуитских послушников. В 1780 году состоялось торжественное принятие новициев в запрещенный орден. Весть об этом разнеслась по Европе и пересекла на кораблях океан. Она означала, что Полоцк стал официальной столицей Общества Иисуса. Как пишут иезуитские историки, берега Двины заменили ордену берега Тибра. (Это продолжалось до 1814 года, когда папа Пий Vии дал разрешение на восстановление ордена.)

Гонимые сторонники Общества Иисуса нашли Полоцк на картах и двинулись сюда со всего мира. Из Италии прибыл Каэтан Анджиолини, который на родине имел славу талантливого оратора, живописца и зодчего. Ничем не уступал ему доктор Сорбоннского университета Дидъе Ришардо, полиглот и специалист в истории и археологии. С Нового мира, через Лиссабон и Данциг, к Полоцку добрался американский миллионер Тэнорыа де Карваял, который пожертвовал ордену все свое состояние. В Полоцк ехали литераторы, художники, медики, библиофилы и историки, химики и астрономы. Иезуиты Соединенных Штатов направили в Полоцк просьбу утвердить американскую филиал ордена под названием Белорусского провинции. На полоцких площадях и улицах, в коридорах и аудиториях коллегиума тогда говорили на хорошем десятке европейских языков. На какое-то время город стал одной из интеллектуальных столиц Европы.

Знаменитейшей из полоцких иезуитов останется в истории рожден в 1740 году в Вене словенец Габриель Грубер. В двадцать пять лет он вступил в Общество Иисуса и готовил себя к миссионерской работы в Китае. Запрет деятельности ордена заставила изменить маршрут и появится в Полоцке.

Вначале отец Габриэль преподавал в Полоцком коллегиуме математику, механику, физику, рисование и архитектуру и усердно оборудовал кабинеты и аудитории. В астрономической зале, например, был расположен васьмифутавы телескоп, в кабинете физики стояли три электрические машины и электрафор с диаметром шесть футов. Коллекция минералогического кабинета сделала бы честь любому университету.

Грубер принадлежит и заслуга создания в Полоцком коллегиуме уникального музея, который в то время мог дать фору петровской Кунст-камеры в столице империи. Отец Габриэль основал и картинную галерею с оригиналами Рубенса и Сальвадора Розы, с богатой коллекцией портретов европейских монархов, шикарным сбором скульптурных произведений и 2000 гравюр. Отличный механик, Грубер, несомненно, имел непосредственное отношение и к созданию знаменитых полоцких роботов. Неподготовленному гостю иезуитского коллегиума казалось, что он попал в настоящий царство чудес. По залам ездил в механической коляске железный Купидон, в магазине торговал купец-робот. Упоминание о главном калегиумнае удивительно - механическую голову-полиглота - попала позже в иии том популярной в свое время серии «Живописная Россия»: «Чудовищною редкостью, приводившею в восторг и трепетно любопытство, служила колоссальное говорящая человеческая голова. Высоко в стене, почти под потолка, вделана была голова старца с длинными седыми волосами. Подвижная, c глазами, принимавшими разные выражения, и, главное, говорящая на всех употребительных языках, голова эта, понятно, приводила в недоумением, восторг и в то же время возбуждала страх. Иезуит, сопровождавший посетителей музея, приглашал их задавать какие угодно и на каком угодно языке вопросы. Голова немедленно отвечаем внятное, громко, логично, с полным знанием обстоятельств и обстановки спрашивавшего, так что тот приходил просто в ужас ».

Опубликовано: MusTanG (24-07-2016, 14:39)
0 (голосов: 0)
Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!


vote-iconОПРОС
Понравился ли Вам наш сайт?

КТО НА САЙТЕ?
( 15) ( 0) ( 13) ( 2)
Юзеры:
- отсутствуют
Роботы:
Последние 20 посетителей... - отсутствуют